Василий Волга: «Нам поставили задачу — уничтожить механизмы уклонения от налогов»

опубліковано 28 квіт. 2010 р., 23:56 Igor Lubashenko
Приход в Госфинуслуг приверженца левых взглядов вызвал беспокойство у многих участников рынка.

О том, чего ожидать рынку от новой команды и как будет финансироваться комиссия, «i» рассказал глава комиссии Василий Волга.

Вопрос: На рынке утверждают, что предложенная вами команда — ваши соратники по партии, но не имеющие опыта работы на профильном рынке. Так ли это?

Ответ: Предложенные мной люди — профессионалы с огромным опытом работы в сфере финансов, но никакого отношения к моей партийной структуре они не имеют. Они имеют образование, которого еще не было у специалистов Госфинуслуг, и опыт работы в зарубежных компаниях. Кроме того, это молодая команда. Единственный человек, имеющий такое отношение — Владимир Шевченко, который пришел на должность начальника отдела связей с общественностью и протокола, и я думаю это правильно. Дело в том, что публичная и идеологическая функция Госфинуслуг была обделена вниманием долгое время. Эта позиция очень важна и она имеет четко обозначенную левую политическую ориентацию. К сожалению, мы оказались в либеральной дикой модели экономики, которая жестоко бьет по людям. Мы со своей стороны делаем, и будем делать все, чтобы регулятор работал не только на рынок, но и в первую очередь на гражданина — потребителя финансовых услуг. И в этом смысле очень важна просветительская деятельность в работе с гражданами. В частности, в ситуации с кредитными союзами виновато и государство, которое разрешило работу их в таком виде, не оформив фонд гарантирования вкладов, не разработав механизм рефинансирования, не связав их механизмом работы с НБУ, который является конечным кредитором.

В: Но ведь кредитные союзы появились раньше, чем Госфинуслуг…

О: Госфинуслуг начала лицензировать их деятельность и надо было предусмотреть эти механизмы. Вторая составляющая проблемы с союзами — дремучая непросвещенность граждан Украины в вопросах работы кредитной кооперации. Госфинуслуг должна говорить, что если вам, граждане, предлагаются колоссальные проценты по депозиту, которые не являются экономически обоснованными, то знайте, что это может плохо закончиться. Недавно у нас был Международный валютный фонд, и мы вели разговор и по ситуации с кредитными союзами, в частности об отсутствии схемы спасения тех КС, которые еще можно спасти. НБУ отмахивается от них, как от назойливой мухи, в бюджете для рефинансирования проблемных союзов нет денег. И мы пришли к пониманию, что нужна рекомендация МФВ Нацбанку, чтобы запустить механизм рефинансирования союзов.

В: А как вы намерены вести просветительскую работу, если бюджет Госфинуслуг не предполагает средств на подобное?

О: Вопрос обеспечения работы комиссии — один из главных. Это катастрофа. Миссия МВФ очень удивилась, когда они узнали, что на Госфинуслуг выделяется $2,5 млн. в год. Мы отменяем командировки инспекторов, потому что у нас нет денег. Порядочный и честный инспектор, который рискует здоровьем, а иногда и жизнью, получает 1400 грн., а потом мы говорим о необходимости «чистоты рядов». Мы структура и находимся на сочленении интересов граждан и рынка, потому зарплата специалистов комиссии должна быть не колоссальная, но сопоставимая с зарплатами на рынке. И если не решить вопросы ресурсного обеспечения комиссии, то неизбежно будет возникать два соблазна: использовать должность в корыстных целях, играясь разницей в возможном штрафе, либо использовать комиссию как учебное заведение, получая опыт и связи, а затем уходить работать на рынок.

В: Воспринял ли Кабмин идею платежей надзора для Госфинуслуг? Ведь другие госорганы обходятся без этого.

О: Другие госорганы финансируются в десятки раз лучше, чем Госфинуслуг. В европейской практике 79% подобного рода регуляторов руководят организациями, в которых либо смешанная система финансирования, либо регулятор полностью содержится за счет платежей надзора. НБУ и регулятор финансового сектора — это абсолютно адекватные структуры, почему они должны финансироваться по-разному?

В: Как в случае перехода на платежи надзора вам удастся сохранить баланс сил — защищать одновременно интересы потребителей и рынка?

О: Платежи надзора будут взиматься не нами, а налоговой службой. Да, мы понимаем, что при введении платежей надзора, отчисления будут делать и компании, которые ведут не совсем прозрачный бизнес, им я хочу сказать: у недобропорядочных участников рынка начинаются черные дни.

В: А как вы будете определять недобропорядочных?

О: По механизмам финансовой отчетности, платежной дисциплине, по реакции страхователей. Плюс к этому у нас есть требование к формированию и качеству страховых резервов. Компании, отдающие 99% в перестрахование, обычно не следят за основными показателями в плане резервов и покрывают их, образно говоря, мусором: акциями детсадов и колхозов. Так что механизм у нас есть. Перед нами Кабмин поставил четкую задачу — уничтожить механизмы уклонения от налогов.

В: Уже есть результаты прошлого года, по итогам которого должны были быть применены санкции и выданы предписания страховщикам, чьи чистые активы ниже ее уставного фонда. Почему это не сделано?

О: Это вопрос к предыдущему главе Госфинуслуг. Есть еще один вопрос, за который прятались чиновники, — нехватка институционных возможностей. Дескать, ушло с рынка 20 компаний и 20 новых появилось, может они отмыли эти деньги и перевели в новые структуры? Но ранее Госпредпринимательства разрешал эту ситуацию: если Госфинуслуг не выдавала лицензию, апелляционный совет ГПУ принимал решение о ее выдаче, и вопрос успешно решался. Мы сейчас достигли ряда договоренностей с министром юстиции Александром Лавриновичем по поводу сокращения необходимых согласований с ведомствами, что увеличит нашу мобильность. Вскоре мы рассчитываем на получение такой институциональной независимости.

В: Какая ситуация с СК «Галактика», по которой вы продлили временную администрацию?

О: Суд должен вынести свои решения, но, по предварительным результатам, признаков экономических преступлений там полно. Сейчас найдена небольшая часть средств в различных банках, что немного позволит снизить задолженность перед клиентами. Мы нашли общий язык с прокуратурой, налоговой администрацией. Но это должно быть сигналом для всех страховщиков, которые идут по этому пути.

В: Новый Кабмин делает большую ставку на медицинскую реформу. Могут ли страховщики при нынешнем уровне капитализации на должном уровне выполнять функцию обязательного медицинского страхования (ОМС)?

О: Результат прошлого года показывает 72% убыточности по добровольному страхованию (ДМС). Уровень капитализации рынка чуть больше 40 млрд. грн.: это мало, потому нужно работать над его повышением. ОМС — один из приоритетов, и мы до конца года должны предложить к принятию все нормативные документы для этого. Главная проблема — мотивационного характера: в процессе должны принять участие ряд министерств, которые не особенно мотивированы ускорять этот процесс.

В: А какая позиция комиссии по пенсионной реформе?

О: Все тянут на себя одеяло. Некоторые чиновники считают, что нужно учредить Накопительный фонд для госпредприятий в рамках Пенсионного фонда. Но это, во-первых, политизирует процесс, во-вторых, длинные деньги для экономики обеспечат только НПФ. Но чтобы НПФ наполнялись, нужно решить вопрос мотивации для корпораций: отнесения отчислений на валовые затраты недостаточно, необходима возможность рефинансирования корпораций за счет средств НПФ. Мы хотим, чтобы, решив вопросы капитализации сектора, мы могли обеспечить государство длинными деньгами.

В: Поддерживаете ли вы идею мегарегулятора, которая активно продвигалась Виктором Сусловым?

О: Я пока не понял, в чем особый смысл ее создания. С одной стороны, это возможность более качественного подхода к консолидированному надзору, но вот с позиции НПФ мы получаем орган, который устанавливает нормы и контролирует их по всем направлениям. Пока я не чувствую необходимости перехода к такой модели.

В: А что будет с департаментом временного администрирования: Галина Третьякова отозвала свое заявление, но тем не менее ее уволили?

О: Кабмин засмущала эта подача-отзыв заявления. Я понимаю, что таких специалистов, как она, в Украине очень мало, и сделал все со своей стороны, чтобы она осталась. Первое заявление было написано в эмоциях. Мы поработали потом пару дней, она переоценила ситуацию и приняла решение остаться, и я ее заявление сразу же отправил. Но первое заявление было утверждено, и я сейчас делаю все возможное, чтобы найти новую форму сотрудничества, и пока тяну с подписанием решения о ее увольнении, несмотря на то, что Кабмин принял свое решение. Но Галина Третьякова с пониманием отнеслась к тому, что произошло. Механизм запустился — он огромный и политизированный. Просто так взять и обрубить те вопросы, которые она вела, в частности разработку концепции по пруденциальному надзору, мы не можем. Да и вопросы обязательного медицинского страхования и пенсионной реформы она курировала.

В: Ранее вы заявляли о коррупции в стенах Госфинуслуг при прежнем ее составе и начале расследования этого вопроса. Оценен ли уже размах коррупции?

О: Я не могу никого обвинить в коррупции, речь шла о ее признаках. У Николая Работина, начальника отдела внутреннего аудита и финансового мониторинга, была кипа документов, когда решения Госфинуслуг принимались, но последняя подпись на документе не ставилась. Признаков коррупции в департаменте лицензирования и разрешительных процедур — масса. Мы провели консультации с Генпрокураторуй, и там готовы принять документы, которые мы передадим. Но я назначил еще одну проверку в стенах комиссии, потому что не все удалось изучить, и по ее результатам я буду принимать решение, как действовать дальше.

В: Вы заявили, что ни Виктор Суслов, ни Галина Третьякова непричастны к этому процессу, значит ли это, что двое остальных сотрудников комиссии, которые уволились, — причастны к этому?

О: Это означает лишь, что ни Виктор Суслов, ни Галина Третьякова к этому процессу непричастны. Остальные решения примут правоохранительные органы.

Василий Волга родился 5 марта 1968 г. в г. Северодонецк (Луганская обл.). Окончил Cевастопольское высшее военно-морское инженерное училище («Атомные энергетические установки», инженер-механик) и Межрегиональную академию управления персоналом («Банковское дело»). 1990-1993 гг. — командир турбинной группы на атомных подводных лодках Северного флота. 1993-1998 гг. — предприниматель. 1998 г. — генеральный директор Международного союза украинских предпринимателей. 2000 г. — глава Всеукраинской общественной организации «Громадський контроль», а затем лидер одноименной партии. 2004 г. — баллотировался на пост президента. 2006 г. — избран народным депутатом Верховной Рады V созыва Украины по спискам СПУ. 2008 г. — лидер политической партии «Союз левых сил». Женат, четверо детей.

Регина ДАЦЮК
Источник: Экономические известия
Comments